Поиск по блогу:
05
Мар-2015

Автобус в параллельный мир

Статьи   /  

Моя жизнь — Приключение

Когда мне становится скучно, жизнь останавливается. Вроде бы все как обычно — работа, прогулки, семья… но скучно… однообразно… и каждый день похож на предыдущий. Тогда нужно что-то срочно менять, иначе рискуешь совсем зачахнуть и свалиться в депрессию. Хотя у меня ее еще ни разу не было, но как-то не мечтаю с ней познакомиться.

Поэтому, когда в начале зимы радость перестала заглядывать в мой дом, я решилась поехать к сестре на Восток.

Проще всего — как рассудила я, — ехать автобусом. Недорого. Пейзажи за окном. Телевизор с сериалами. Долговато, правда — полтора суток, но есть же остановки, можно выйти, размяться.

Сказано — сделано. И вот я уже запихиваю свой чемодан в отсек для багажа, а там не очень-то много места. И в салоне неожиданно много народу, и даже после того, как все усаживаются согласно купленным билетам, в проходе остается стоять тройка восточных мужчин.

-А когда мы приезжаем и на какой вокзал? — Этот вопрос я задала в спину водителю, с трудом запихивавшему пухлую полосатую сумку на верхнюю полку.

Он одним мощным ударом кулака довершил начатое дело, сумка жалобно затрещала и встала на место. Шофер крякнул, глянул на меня, сказал: «Не знаю» и пошел на свое место.

-То есть как это? — я была озадачена. — Ну сколько нам ехать-то? Ведь сутки с половиной? Да? А на какой вокзал? Меня же встречать будут! Надо же знать, где!

-Я сказал, не знаю! — делая выразительные глаза, повторил шофер. — А на вокзал Старый приезжаем.

Вот так. Интересно!

Я сажусь рядом с соседом. Похоже, он оттуда. Он вежливо улыбается и спрашивает:

— А вы в гости?

И не дожидаясь моего ответа(так понятно же!), сообщает:

-А я домой.

Я продолжаю свою попытку выяснить вопрос прибытия :

— Мы сутки в пути? Или больше?

Он равнодушно пожимает плечами:

— Не знаю. Когда как.

С вокзала мы выезжаем через час после указанного в расписании времени. Проехав около двадцати минут, останавливаемся у дороги. И стоим. Первые полчаса я выдерживаю. Потом начинаю осматривать соседей и понимаю, что вот это все их ни капли не волнует. Видимо, для них главное, что они вообще сели на этот автобус. Все. Едут они или нет — неважно.

Еще час спустя я начинаю им задавать глупые вопросы:

— А что стоим-то? Не знаете? Почему не едем?

Сосед впереди, зевнув и устраиваясь поудобнее в куртку, изрек из-под козырька шапки:

— Да ждем кого-то. Сейчас поедем.

Нормально! Уже давно бы ехали! А они сидят, как будто так и надо! Время-то идет! Итак почти двое суток ехать!

Мужчины, стоящие в проходе, начали травить анекдоты на своем, иногда переходя на русский — видимо, чтобы мне понятней было, что все нормально.

Анекдоты я с детства не запоминаю, поэтому всегда смеюсь. Один мой друг мне рассказывал анекдоты и искренне радовался, когда я смеялась над ними. При этом он утверждал, что рассказывает постоянно одни и те же. Ну, не знаю, мне и правда всегда было смешно.

Через четыре(!) часа в автобус забежал запыхавшийся человек с небольшим чемоданом и виновато объяснил:

— Я на автобус опоздал, пришлось следующего ждать…

Мужчины сочувственно засопели и помогли вновь прибывшему поставить чемодан под кресло. И тут мы поехали.

Мне, конечно, очень хотелось высказать все, что я думаю об этом человеке, его будильнике, скорости передвижения, уме и вежливости… Но глядя на других я промолчала. Пожалуй, надо у них поучиться терпению.

Наступила ночь, темнота обняла наш автобус, тихо и уютно посапывает мой сосед. В проходе укладываются мужчины, аккуратно подложив под голову кто куртку, кто сапоги…

Утро выдалось серым, мелкий снег налип на стекла и по мере пробуждения солнца медленно таял. Белая снежная степь, нет — пустыня, белое небо и одинокий солнечный луч, прорывающийся сквозь белую простыню вьюги. Наш автобус кажется уютным кораблем — на самом деле! — в этой пустыне. У нас тут все уже проснулись. Мужчины опять рассказывают анекдоты, тепло, автобус мягко покачивает из стороны в сторону… Похоже, завтрака не предвидится — даже намека на жилье нет. Ладно, будем думать о чем-нибудь хорошем.

Просыпаюсь от задумчивого замечания соседа: «А мы уже здесь ехали…» Как это? Что это значит? Когда ехали?

Осторожно интересуюсь: «Где едем?» он, усмехаясь, отвечает: «Дак видать, обратно едем.»

Куда это обратно? Внутри все встрепенулось, напряглось. Смотрю на соседей — они-то в курсе? Похоже, да. Улыбаются, перемигиваются: «Заснул, наверное, а потом проснулся — и повернул не туда. Надо другого разбудить, который знает дорогу.»

-Так давайте быстрее разбудим! — меня просто разрывает от желания срочно действовать.

Мужики пожимают плечами: «Да пускай поспит человек! Проснется — сам увидит.»

Нет, ну что это!!! А то, что нам еще пилить двое суток — нормально? Или это для них особое удовольствие — сидеть в автобусе?

Я аж подпрыгиваю на кресле, ищу единомышленника, пытаюсь достучаться до этих восточных людей с их неспешной манерой жизни:

— Так нам же дольше будет ехать! Давайте разбудим! Или хоть пусть этот остановится! Эй!!! — кричу туда, вперед — может долетит мой отчаянный крик. — Останавливайся!!!

-Что, приперло? — долетает до меня с параллельного ряда насмешливый бас и тонет в громком хохоте.

Ну да. Видимо, только в этом случае меня услышат. Потому что это естественное желание. А разбудить спящего человека — неестественное. Даже если его напарник сейчас завезет нас в Тьмутаракань.

-Да! Приперло! — с вызовом отвечаю я. И опять ору что есть силы вперед: — Стойте!!!

Автобус мягко тормозит, я вскакиваю со своего места — ух, как хорошо размять ноги! Хоть вытянуть их во всю длину! Не скажу, что они у меня сильно длинные, но даже они в скрюченном положении чувствуют себя не очень комфортно. Как же мужики-то сидят? Ноги и поставить-то некуда!

Оказывается, где-то впереди есть еще женщины — трое. А вокруг меня все мужчины, я так и думала, что я тут одна. Мужики сразу выскакивают в пустыню, а женщины скромно сидят.

Я подхожу к ним:

— Пойдемте! А то потом когда еще остановится!

Они послушно вылезают из кресел и молча идут за мной гуськом. Вот воспитание! Полное доверие лидеру! И неважно, куда он ведет — ведь приведет же в конце концов куда-нибудь.

Я чувствую себя уткой, ведущей свой выводок к пруду учить плавать. Пожалуй, я могла бы стать главой партии и вести за собой народ… Здесь, в этом маленьком государстве Автобуса я буду иметь авторитет и вес. Со мной будут считаться и уважать мое мнение… Смешно! А пока я думаю о благе своего народа, заводя его за автобус и показывая каждой свое место, где можно присесть без риска быть замеченной из окон.

Обратно мы шествуем в таком же порядке, женщины напоследок благодарно улыбаются мне и вновь устраиваются в своих креслах, укутываясь в одеяла. Очень предусмотрительно… одеяло закрывает с головы до ног — тепло и уютно!

Пока я стою и размышляю, стоит ли дойти до водителя, чтобы открыть ему глаза на его ошибку, навстречу по проходу продирается второй шофер. О, наконец-то!!! Он проснулся от всеобщей суеты и похоже, понял ситуацию. Он подходит к напарнику с сосредоточенным смятым от сна лицом, кладет ему руку на плечо и дружелюбно говорит:

— Ты махнул лишнего на 500 километров. Отдохни!

Вот вежливый народ!!! Наш бы не ограничился словами. Да такие слова ему бы и в голову не пришли! На что я не умею материться, и то бы нашла самые язвительные выражения!

Я усаживаюсь в свое кресло с чувством выполненного долга. Все. Можно дальше спать.

Просыпаюсь ближе к вечеру, все та же снежная пустыня за окном, мужчины кучкуются на ступеньках второго выхода недалеко, играют в карты. Другие рядом травят анекдоты. Все мирно, уютно. В государстве Автобус жизнь идет привычным чередом…

Так, когда же мы остановимся на обед? Или уже ужин? Мой желудок в недоумении — когда его будут кормить? Похоже, нескоро — тут вообще по дороге негде поесть. Ладно, поголодаем, иногда полезно.

Видимо, кроме меня, этот вопрос никого не интересует. Неужели я единственная, кому здесь хочется есть? Ведь уже сутки едем! Да и водички попить я бы не отказалась.

Но мы по-прежнему едем по пустынной дороге, по снежным заметам, кое-где останавливаясь на пять минут и опять в путь…

Просыпаюсь в два часа ночи от громкой команды водителя:

— Выходите, пообедайте!

О как! У него явно не все в порядке с определением дня и ночи. Или он просто не знает, как называется ночная трапеза?

Народ послушно гуськом выходит из автобуса к небольшому вагончику, на котором висит фанера с большими красными буквами, выведенными от руки: «Кафе Султан».

Входим в полутемную комнату. На стойке написанное от руки меню. Все цены в местной валюте, рубли уже не принимают, а валюту государства, куда направляемся, еще не принимают. Поэтому весь автобусный народ стоит в тепле, дышит запахом вареного мяса и картошки. Хорошо! И даже есть не хочется, просто хорошо сменить обстановку. Спать тоже уже не хочется, но пора возвращаться на свои места.

Водителей здесь, в отличие от нас, накормили. И они пришли через полчаса, довольные, разморенные, розовощекие.

-Да и на здоровье! Чтобы ехать спокойно и без аварий! — доброжелательно прокомментировал сосед. — Мы-то что, уж как-нибудь потерпим. Первый раз, что ли!

Остаток ночи прошел без приключений.

Утром первые солнечные лучи согрели изморозь на стеклах, она потекла крупными каплями. Снаружи оказалось яркое чистое небо и сверкающая белая пелена степи. Красиво.

К половине дня въехали в город и всем автобусом прочитали его название на синем знаке. Настроение у всех поднялось — уже поближе к границе! Проезжаем мимо завода, то ли заброшенного, то ли наполовину действующего, с руинами корпусов, выбитыми окнами, раскрытыми воротами. Кое-где все-таки ворота закрыты, видимо там что-то еще работает. Унылая картина!

Через несколько поворотов по улицам и небольшому отрезку степи опять завод, такой же унылый и серый. И еще.

Мне надоело смотреть на эту заброшенность, я прикрыла глаза, решив поспать.

Разбудил меня негромкий насмешливый голос соседа:

— Седьмой раз вокруг завода едем! Однако, опять потерялся наш шофер!

Ну вот как это так? Так мы вообще через неделю доедем! И он говорит об этом с таким спокойствием!

Тут пробудился второй водитель, я подозреваю, что он просто очень чутко спал — не любят восточные люди прерывать чужой сон. И мы наконец выехали из этого заколдованного места и поехали дальше по белой степи.

Поздним вечером мы прибыли на границу, еще часа два сидели там, чтобы пройти паспортный контроль, нагруженные сумками и баулами. Шустрые носильщики, не отдыхающие даже ночью, плотной толпой окружив нас, просили разрешения помочь нам в нашем трудном деле перетаскивания вещей с места на место. Сначала я вежливо отказывала, но потом поняла, что это не работает — не успеешь оглянуться, как твой чемодан уже в руках восточного товарища и обратно он его отдаст тебе только за 300, а то и за 500 местных денег.

Я просто рявкала очередному потенциальному помощнику в лицо: «Отстаньте! Сама донесу!» И сама себе удивлялась — как можно так разговаривать с людьми? Но это прекрасно разгоняло добровольцев.

Хоть сумок у меня было всего три — чемодан, компьютер и просто сумочка, было ужасно неудобно идти со всем этим по холодным лужам. А что делать?

После долгого стояния в очереди и досмотра документов мой чемодан не выдержал и открылся, жалуясь на свои страдания и выплевывая носки и подарки. Пришлось тащить его на выход в обнимку, чтобы не потерять все. Тут очень удачно попался стол с сидящим за ним серьезным пограничником. Я, не долго думая, бухаю полуоткрытый чемодан перед ним и пыхтя и запихивая вещи, пытаюсь застегнуть его. Пограничник в шоке — оказывается, он должен здесь сидеть, чтобы наблюдать за проходящими. Такой дополнительный эмоциональный досмотр. У него сначала открывается рот, он пытается что-то мне сказать, поднимает руки в запрещающем сигнале, но позади идет народ, и его взгляд направлен туда — он делает свою работу.

— Женщина! — возмущенно говорит он, глядя через мою голову на проходящего мужика. — Сюда нельзя!

Мужик растерянно замирает и останавливается. Сзади на него натыкается еще один и тоже удивленно смотрит на моего пограничника. Повисает секундная тишина, в которой я просто отчетливо слышу мысли всех участников!

Я ставлю чемодан на пол и утешительно улыбаясь пограничнику, говорю ему:

— Спасибо!

Он в ответ только крякает, заливаясь краской. Бедняга, он тоже, похоже, слышал мысли!

На улице надо дожидаться нашего автобуса. Я звоню сестренке — наконец-то связь работает!

На том конце раздается испуганный голос:

— Ты где была? Что случилось?

Оказывается, когда я выехала, она позвонила на автовокзал спросить, когда я приеду. А там ответили, что у них вообще нет такого автобуса. Она пыталась дозвониться до меня, но связи не было.

Улыбаюсь и отвечаю:

— Все нормально! Я была в параллельном мире!

0

 лайков / 0 Комментариев
Поделится постом

Архивы

> <
Jan Feb Mar Apr May Jun Jul Aug Sep Oct Nov Dec
Jan Feb Mar Apr May Jun Jul Aug Sep Oct Nov Dec
Jan Feb Mar Apr May Jun Jul Aug Sep Oct Nov Dec